Элегантно отвечу на Ваши вопросы
Close
Ваше Всё
WhatsApp-бот Библиотек СВАО
WhatsApp
Дары августа
Книги для месяца парадоксов
Август это жара, зелень деревьев и солнечные дни. Но август – и предчувствие прохлады, запах осени, а ещё невероятно красивые закаты. Рассказываем о книгах, которые помогут прочувствовать эти моменты ещё лучше.
Уильям Фолкнер
«Свет в августе»
В 1949 Фолкнер стал лауреатом Нобелевской премии по литературе. И не зря: даже если судить по «Свету в августе», в своих работах он плетёт сложный узор из остросоциальных тем.

В центре сюжета – молодая беременная женщина. Отец ребёнка её бросил, и девушка разыскивает его. Среди фолкнеровских строк мы встречаем опального священника и нелюдимого чужака, которого считают белым, но на самом деле у него есть темнокожие предки (что сыграет злую шутку – такие были времена).

Роман – классическая южная готика: трагические события происходят на американском юге , а почти все персонажи одержимы призраками прошлого. Некоторые литературоведы полагают, что готические клише здесь – намеренная авторская уловка.

Но, это не очень важно. Главное – топкая, как болота Миссисипи, и меланхоличная, как последние августовские дни, атмосфера.
понравится
любителям житейской драмы,
размеренной, но крепкой большой прозы и исторического антуража
Габриэль Гарсиа Маркес «Августовские страхи»
«Августовские страхи» – совсем короткая новелла из сборника «Двенадцать рассказов-странников». Над книгой Маркес работал 18 лет, периодически возвращаясь к ней снова и снова. В этих произведениях автор сравнивает нравы Европы и Латинской Америки, да и сюжет закручивается вокруг латиноамериканцев в европейских странах.
Сами «Августовские страхи» вы преодолеете за 5 минут: семья оказывается в Тоскане и решает посетить местный замок, где обитает известное на всю округу привидение (местный лорд Кентервиль, но нет). Это их не пугает, но чего им будет стоить такая отвага?
понравится
ценителям магии, хитро вплетённой в канву жизни, а также неоднозначных финалов
Дина Рубина
«На исходе августа»

Что, если конец лета – время, чтобы начать жизнь с чистого листа? Переосмыслить её и, насытившись летом, пустить накопленные чувства в нужное русло.

Если вам близки очерки и зарисовки, в чём-то трагичные, где-то комичные, напоминающие разномастное лоскутное одеяло, то такие тексты Дины Рубиной – приятный способ продлить завершить летний сезон.
понравится
тем, кто любит рассказы, больше напоминающие монологи хорошего друга, житейские истории о переживаниях и впечатлениях, в которых важнее эмоции, чем сюжет
Рэй Брэдбери
«Лето, прощай»
«Лето, прощай» — потерянная и вновь обретённая часть более известного произведения Брэдбери «Вино из одуванчиков».

Книга увидела свет спустя полвека после издания первой. Изначально это была заключительная часть к тексту о воспоминаниях писателя о детстве. Но издатель порекомендовал Рэю Брэдбери убрать её вовсе, чтобы не перегружать текст.

Надо сказать, что за эти 50 лет текст эволюционировал и выкристаллизовывался, пока не превратился в самостоятельный роман.

Зачем читать? В какой-то момент мы все прощаемся с детством. И с летом тоже приходится прощаться. А эта книга сделает момент прощания не таким горьким, добавив ему нотку сладости.
понравится
ностальгирующим по славным летним дням, уютным дачным забавам и времени, когда всё ещё впереди
Саша Николаенко
«Муравьиный бог»
Петя, главный герой нового романа Саши Николаенко, и есть тот самый «Муравьиный бог», о нём и пойдёт речь. А ещё о его бабушке, живом «покойнике» дедушке (да-да, его так называют за глаза) и их жизни на даче.

Но жизнь эта не ностальгически сладкая — писательница выворачивает наизнанку миф о беззаботном детстве. Общение стариков и внука оказывается мрачным, а текст в целом мог бы налиться свинцом, если бы не...

Детский взгляд Пети на мир, который придаёт лёгкости сюжету. Мальчишка ещё не потерял способность удивляться: радостям дружбы, котам и собакам, тому, что можно быть настоящим богом, пусть и для букашек.

А «музыкальный» язык книги и вовсе подобен приторному августовскому мёду, который нужно смаковать небольшими порциями.
понравится
тем, кто способен увидеть горечь даже в самых счастливых моментах, и тем, кто даже в кромешной тьме замечает свет